Антикварные ковры, эксклюзивные ковры, купить у нас!
  • 58 900

    Афганский ковёр ручной работы «Хериз»

    • Размер: 1,99х1,52 м

    • Производство: Афганистан.
    • Ковёр в идеальном состоянии
  • 45 000

    новый ковер ручной работы «Эрсари» (Хаджа Рошнаи)

    Размер: 1,97х1,46 мм (≈3 м²).

    Страна происхождения: Афганистан.

    Ковёр в идеальном состоянии.

    В использовании не был. Бережно хранился.

    В Средней Азии кочевое и оседлое (крестьянское) население подвергалось гнету как местных ханов и иноземных завоевателей. Проникший в Азию русский царизм, интересуясь ею как сырьевой базой, превращал ее в свою колонию. В Туркмении больше 90% земли и вся вода принадлежали ханам, баям и царским чиновникам. Орошение с древнейших времен представляло важный хозяйственный фактор в Средней Азии. Так в 1221 году монголы при завоевании Туркменистана разгромили Мерв, перебили жителей и уничтожили его богатейшую ирригационную систему. Когда в 1790 году при разорении Мерва Бухарою была разрушена знаменитая Султан-Бендская плотина, Мерв, лишенный ирригации, опустел.

    Ковроткачество в Средней Азии уже в давние времена достигло высокого совершенства. В композиции ковровых рисунков нередко встречается тема орошения. В ковровом орнаменте мы видим образы окружающего хозяйственного быта: орошаемые участки, загоны для скота с водными протоками и т. д. По разнообразию форм, размеров и назначения ковры советских республик Средней Азии стоят на первом месте. Иногда в более старых экземплярах наблюдаются формы природы, трактованные довольно реально и не вызывающие сомнения в своем происхождении от форм растений и животных, но все же общий геометрический характер орнаментальной декорации является типичным для ковров Средней Азии. В отношении колорита они отличаются исключительным постоянством расцветки, которая при этом крайне лаконична в своем цветовом выражении, в большинстве случаев оставаясь в пределах шести тонов, крайне разнообразных по оттенкам. Основным цветом, определяющим впечатление от среднеазиатской ковровой гаммы, является красный цвет в темных, глубоких оттенках. В некоторых случаях он доходит до фиолетово-черных тонов, например в коврах племен «Энси».

    Более распространены красно-коричневые цвета, иногда оттенка темного красного вина, иногда же более теплых, красно — бурых тонов, образующих очень гармоничный колорит. Наибольшее пространство ковровой поверхности занимает тёмно- красный цвет и более светлый его оттенок; к ним присоединяются синие цвета двух разных оттенков. Если к ним добавить сливочно-белый и темно коричневый для контуров орнаментального рисунка, то этим и исчерпывается наиболее распространенная цветовая гамма ковров Средней Азии; изредка встречается желтый цвет. В этом характере расцветки рисунок и фон часто исполнены в темных, настолько сближенных тонах, что на репродукциях иногда бывает трудно выделить типичные черты орнамента.

    Туркменские ковры

     

    Среди ковровых изделий Средней Азии заслуживают исключительного внимания туркменские, как лучшие в мире, самобытные, высокохудожественные произведения коврового искусства.

    Туркменские ковры разнообразны. Различают и называют их по очагам (местностям) производства, в некоторых же случаях — по былому племенному происхождению. С. В. Дудин высказал ничем не подтвержденное мнение, будто бы орнамент туркменских ковров оставался почти без изменений «пожалуй, со времени Марко Поло» (XIII в.).

    Даже в 1946 году В. Г. Мошкова утверждала, что почти во всех туркменских коврах советской работы сознательно помещается кайма из амулетовидного орнамента, в магическое действие которого повсеместно верят в Туркменистане. О аспектах верований туркмен и их отражения в узорах подробнее можно прочитать в работах Боголюбова (1908 г.) и Фелькерзама (1915 г.). Эти учёные высказывали мнение, что орнаментальные формы ковров Средней Азии не меняются с течением времени.

    Процесс разложения племенного строя в Средней Азии начался еще в конце XIX века и продолжался в течение колониального периода. С установлением советской власти, племенное деление стиралось в процессе социалистического строительства и общего развития культуры народа. Изменились не только начальные формы орнамента, но забыты и их начальные названия. Наименования измененных мотивов, которыми теперь пользуются мастерицы при работе, выбираются по сходству.

    Так например в текинском орнаменте теперь существуют названия «лягушка», «свиной нос» (это уже названия XX века), «коробочка хлопчатника», «кусающий», «птица», т. е. комплекс объектов, не могущих быть объединенными в цельный художественный образ.

    Последовательный анализ орнамента старых и новых ковров, несомненно, представляет собою трудоемкую работу. Но когда таким путем устанавливается целый ряд изменений одной и той же формы — от реального образа до чисто геометрических фигур, мы убеждаемся, что орнамент изменяется, и очень значительно.

    Гель (гюль) — самый характерный и наиболее распространенный орнаментальный мотив в туркменских коврах.

    Очень часто он заполняет все среднее поле ковра правильными вертикальными и горизонтальными рядами. Вместе с тем, это очень сложный мотив по своему рисунку и по трудности раскрытия его реального значения.

    Само название указывает на растительную природу этого орнамента — роза, цветок, цветочный, растительный комплекс, но, чтобы в этом убедиться, надо найти эти формы в сложном рисунке этой фигуры.

    В целях выяснения черт народного орнамента рассмотрим композиционное расположение гелей в целом ковре. Они идут правильными рядами в направлении основы и утка, а в текинских коврах, кроме того, все эти фигуры соединены между собой линиями. Получается геометрическая разбивка—это сплошная сеть взаимно перпендикулярных линий, и в местах их пересечений находятся центры гелей.

    Такая правильность геометрического построения композиции наводит на мысль, что это план оросительной сети, а отдельные гели изображают орошаемые участки. Конечно, мы не можем удовлетвориться одним предположением; чтобы убедиться в этом, надо установить, что гель действительно представляет собою образ орошаемого участка. Эта задача облегчается при сопоставлении геля с настенной живописью Средней Азии.

    Часто в настенной и наскальной живописи Туркмены изображают хозяйственную жизнь: сад, загон для скота, растения, животных и т. д. Сами авторы поясняют эти изображения, и, несмотря на примитивность живописи, ее реалистические черты вполне очевидны. Орошаемые участки — сад и загон для скота- изображаются в виде прямоугольника с пересекающими его накрест водными протоками, отходящими от протока, образующего контур участка. Особое внимание следует обратить на расходящиеся от центра к контуру парные растительные завитки — это деревья. Односторонние завитки растений идут по контуру участка. По сторонам сада изображены два дерева (чинары) в виде ствола с повторяющимися по его высоте парными завитками.

    Все гели имеют геометрическое очертание: это восьмиугольник, ромб, прямоугольник и т. д. Они окаймлены замкнутым контуром и разделяются на совершенно одинаковые четверти пересекающимися линиями, проходящими через их центр и идущими в направлении основы и утка.

    Часто это деление на четверти подчеркивается различной их расцветкой — темной и светлой- через одну четверть.

    Парные растительные завитки — один из самых распространенных мотивов в туркменских коврах (мастерицы часто их называют «бараньими рогами», что совершенно произвольно). В различных гелях такие завитки распознаются не сразу, во-первых, потому, что они часто изображены в красно-коричневых тонах на таком же фоне, во-вторых, потому, что в связи с постепенными упрощениями и изменениями форм рисунков они встречаются в гелях в самых разнообразных очертаниях, соответственно различным стадиям этих изменений.

    На Туркменских коврах часто схематично изображены гели и темным цветом выделены парные растительные завитки в разных стадиях развития их формы. На этих рисунках шестнадцать фигур гелей.

    Они представляют схему обычных изменений парных завитков. На фиг. 2 стебли завитков сливаются в один, но завитки сохраняют свою форму, тогда как на фиг.3 стебель исчезает, а завитки утрачивают связь с серединой.

     

     

    При этом надо заметить характерное явление, которое обнаруживается и в последующих фигурах: формы гелей вытянуты по направлению утка (в горизонтальном направлении), при этом две пары завитков вытянуты в ширину, а две пары в высоту, вследствие чего они начинают утрачивать сходство между собою. На фиг. 4 и 5 во внутреннем шестиугольнике завитки совершенно ясны, но во внешней фигуре значительно изменили свой вид (особенно на фиг. 4).

     

    На фиг. 6 мы видим полный отрыв завитков от центра при дальнейшем прощении из формы.

    На фиг. 7 – текинский гель, широко, известный по произведениям в коврах и зарисовках. Две пары парных завитков, вытянутых вширь, совершенно отличаются от двух других пар, вытянутых в высоту. Их растительная природа не воспринимается ни мастерицами, ни исследователями Мошковой (в одной паре (б) концы завитков называются «свиной нос», а в другой паре (в) им дается название «жалящий» «кусающий»).

     

    Попутно заметим, что название «свиной нос» могло появиться только в советский период, когда в сознании мастериц совершенно исчезли следы мусульманского мировоззрения. При господстве ислама в быту такое название национального орнамента было немыслимо, так как свиней мусульмане не разводили, считая их самыми презренными животными. В четырех диалоговых направлениях расходятся также явно растительные формы (а); им иногда дается название «птица» или «лапы беркута» (Дудин). В центре небольшой водоем, его современное название – «коробочка хлопчатника».

    На фиг. 8 в эрсаринском геле формы завитков ясны.

    Здесь растительные формы сочетаются с геометрическими; расходящиеся по диагоналям растительные формы имеют округлые формы трилистника.

    На фиг. 9 завитки схожи с предыдущими примерами: параллельно растянутым завиткам идут полосы растительного орнамента.

    На фиг. 10 показан эрсаринский гель с преобладающим идущих по диагонали форм трилистника с округленными контурами.

    Завитки сохранились лишь в одном направлении. Очень характерно изображение полосатого рисунка водных протоков по контуру геля и в направлении к находящемуся в центре водоему. Ряд изображений водных протоков в ковровом орнаменте показан на чертеже 4.

    Фиг. 1.1. — предельно упрощенная форма Йомудского геля. Здесь завитки — в стадии полного разложения первоначального мотива, от них остались следы в виде двух пар небольших треугольников по вертикальной оси и двух ромбов — по горизонтали. В центре — водные протоки полосатого рисунка.

    Фиг. 1.2. — ромбовидный Йомудский гель. Парные завитки вынесены наружу, они на четырех углах ромба. По контуру окружающего водного протока идут растительные односторонние завитки (см. настенную роспись, чертеж 2). В середине — повторение цветочной формы, встречающейся во многих туркменских, кавказских и иранских коврах.

    Боголюбов считает эти мотивы якорями, их присутствие он объясняет близостью кочевьев йомудов к Каспийскому морю, что совершенно произвольно.

    Фиг. 1 3 — Салорский гель. Парные завитки своеобразной формы идут по контуру, а также в среднем поле. В центре изображен маленький Йомудский гель со следами парных завитков (треугольники и прямоугольники). Его середина пересекается накрест водными протоками.

    Фиг. 1 4 —загон для скота; здесь изображены геометризованные формы козлов (см. чертеж 1). В центре—пересекающиеся парные завитки. Завитки массивной формы идут и по вертикальной оси.

    Фиг. 1 5 — загон для скота. Козлы в промежуточной стадии геометризации. Завитки в виде слабых следов.

    Фиг. 1 6 — следы разложившихся завитков по вертикальной оси — это пары треугольников.

    Водные протоки представлены в туркменских коврах сплошными синими линиями полосатого рисунка разной сложности (чертеж 5).

     

     

    Эти полосы в различных вариантах часто идут по каймам, обрамляющим среднее поле ковра; в среднем же поле в виде оросительной сети, проходящей через центры гелей, они изображены или гладкими синими линиями, или полосами самого простого рисунка.

    Для сопоставления на чертеже 5 внизу изображен проток из киргизских ковров. Он называется «река».

    Насколько в настоящее время забыт в коврах образ орошения.

     

     

     

    К сожалению, туркменские ковры валяной техники очень мало обращают на себя внимание научного исследования, музеи их почти не собирают, считая их гораздо менее интересными, чем стриженые.

    Старинный туркменский пендинский Энси XVIII века.

    В верхней его части по середине изображена кибитка в виде пятиугольного мотива.

    Среднее поле ковра делится пополам вертикальной полосой с изображением растительного орнамента. По обеим сторонам этой полосы изображены водные протоки в виде пестрых полос, пересеченных в свою очередь мелкими полосами. Вдоль протоков расположены белые фигуры, изображающие крупных животных — буйволов и верблюдов.

    В четырех прямоугольниках по сторонам средней вертикальной полосы повторяются соединенные парами головы козликов с рогами, изображенные в профиль.

    В Музее восточных культур можно было видеть ковер, привезенный сотрудником Ашхабадского музея, как пример непонятного рисунка. Все опрошенные им местные мастерицы признали, что «только небу известно», что там изображено.

    Все среднее поле пересечено параллельными вертикальными и горизонтальными линиями полосатого рисунка; в местах их пересечений в диагональных направлениях расходятся округлые формы (схематическая зарисовка среднего поля ковра на чертеже 4).

    Надо иметь в виду, что в ковровой валяной технике изображение прямолинейного рисунка значительно труднее, чем криволинейного. Значит, мастерица сознательно воспроизводила какой-то ясный для нее образ, несмотря на относительно более трудоемкий рисунок.

    В свете приведенного выше анализа мы ясно различаем в этом ковре схему оросительной сети: идущие в диагональном направлении формы, по аналогии с рисунками гелей, видимо, представляют собою растительные комплексы, могущие быть переданными в валяной технике только в обобщенном виде в мелком масштабе (ковер очень небольшой).

    Напомним, что в текинских стриженых коврах линии, соединяющие все гели, бывают такого же полосатого рисунка.

    В нижней широкой кайме пышного рисунка видны фигуры козлов, в которых, несмотря на небольшой масштаб изображений, различимы реалистические подробности — головы с рогами и хвосты животных.

    Туркменский ковер портретом товарища Сталина

    Ковер представляет собою образ кочевой жизни: кибитка стоит среди стад животных в растительном окружении.

    В иностранной литературе такие ковры часто считают молитвенными, что неверно уже потому, что завески входа всегда висят, а молитвенный ковер кладется на пол. Такую же ошибку повторяет Фелькерзам.

    В 1946 году появилась еще одна догадка — будто бы пятиугольная фигура изображает молитвенную нишу и служит «магическим» знаком или «оберегом».

    Надо иметь в виду, что в молитвенных коврах изображению ниши (мехраба) мусульмане не приписывают магического или волшебного значения.

    Нам кажется заслуживающим полного доверия истолкование этой фигуры как кибитки. Во многих коврах хорошо различимы вокруг таких фигур изображения стад и отдельных животных. Наше толкование подтверждалось и мастерицами еще в 1924 году.

    Основой композиции и орнаментации туркменских ковров служат формы местного хозяйственного быта среди окружающей жизни и природы. Освоение культурного наследия в этой области состоит не в механическом воспроизведении старых мотивов, а в сознательном восприятии воспитанной веками реалистической традиции народного творчества. По этому пути и идет советское ковроделе.

    Необходимо особо отметить одно качество туркменского коврового рисунка; оно в той или иной степени свойственно и всем другим коврам и другим видам народного творчества, но оно часто остается незамеченным.

    Когда мы говорим о многократном повторении в одном и том же ковре какого-либо орнамента, например гелей, то это означает повторение той же темы, но не буквальное механическое воспроизведение той же фигуры по счету узлов. Напротив, в таких композициях мы наблюдаем массу вариантов мотива, иногда очень значительных, отличающихся друг от друга и в отдельных деталях, и в размерах, и даже в общем размере всего мотива в целом. Вариации могут не бросаться в глаза, но благодаря; им весь рисунок приобретает живость, не доступную для рисунка с трафаретным повторением.

    В нашем изложении мы неоднократно обращаемся к этому вопросу и оттеняем отмеченное качество, так как в нем проявляется одна из драгоценных реалистических традиций. Между тем, это свойство народной ручной работы иногда художниками-профессионалами не принимается во внимание при проектировании новых ковровых рисунков.

    Расцветка туркменских ковров очень своеобразна. Она состоит из немногих тонов, причем основной из них — красный в самых разнообразных тональностях, от коричнево-красно — оранжевой до темно фиолетовой.

    Наиболее часто встречаются два тона: красный и красно- коричневый, светлый и темный в одном и том же ковре. К ним присоединяются в небольшом количестве два синих или сине- зеленых тона, а также небольшие участки белого при тонких контурах рисунка темно коричневого или черного цвета.

    В старинных экземплярах встречается белый фон всего среднего поля; часто он исполнен без ворсной техникой, и на этом фоне идет стриженый рисунок из красноватых и сине-зеленоватых тонов. Примером этого может служить дорожка, изображенная на рис. 1

    И О М У Д С К И Е К О В Р Ы

    Среди туркменских ковров Йомудские отличались наибольшим разнообразием форм и бытового применения. До нашего времени сохранились старинные дорожки (иоламы), обрамление входа кибитки, постилочные ковры.

    В иомудских коврах целый ряд орнаментальных мотивов приурочен к отдельным участкам ковра. Так, например, «гели» встречаются только в центральном поле, другие мотивы — только в коймах. Это облегчает сопоставление мотивов при изучении последовательных стадий их изменений.

    В коврах Йомудов четко выделяется весь рисунок благодаря тому, что основной темно бурый фон ковра на зарисовках взят более светлым. Это одна из очень типичных разновидностей иомудских гелей. Рисунки, характерные для старых туркменских иомудских ковров, более реалистичны, чем в поздних коврах.

    В старых коврах на среднем поле выделяются фигуры белых птиц в очень хорошо переданном движении бега. В более поздних коврах изображения представлены уже в более упрощенном виде. Исчезают ноги птиц, и вся фигура птицы доведена до крайней степени геометризации.

    На старых живописно изображены фигуры верблюдов и всадников, стебель с листом в более поздних их превращение в схему, растительное значение которой не распознаваемо без сопоставления с предшествующими стадиями.

     

    Кызыл Аякские ковры

    Их гели схожи с керкинскими: это участки с изображением фигур цветов и животных в последних стадиях геометризации с приближением к форме буквы Н. Ковры этой группы имеют спокойного гармоничного колорита, обладают хорошими качествами.

    Фрагменты рисунков Кызыл Аякского ковра видны расходящиеся из центра парные загибающиеся завитки и диагональная расцветка участка. По одной диагонали — красные прямоугольники, по другой — синие или зеленые. Кругом участка — узкая полоса косого полосатого рисунка. В углах — четыре ступенчатые формы. Это разновидность композиции геля, занимающей центральное поле в коврах Средней Азии, что подтверждается сопоставлением этого рисунка со стенной декоративной росписью.

     

    В более поздних коврах XIX века среднее поле занято рядами гелей, расцвеченных по диагонали. В их светлых частях видны геометризованные фигурки козлов, в некоторых случаях можно рассмотреть их рога. В кайме видим узор геометрического характера на белом фоне. Колорит выдержан в коричнево-бурых тонах.

    Целый ряд данных, указывает, что гель изображает орошаемый участок с деревьями. В этой разновидности деревья в виде парных завитков расходятся от середины в горизонтальном и вертикальном направлениях. Среди них встречаются фигурки козлов. Это должно изображать загон для скота. Такой тип гелей характерен для керкинских и кизил-аякских ковров.

     

    БЕШИРСКИЕ КОВРЫ

    Беширские ковры, это замечательное произведение искусства в первую очередь по реалистической трактовке цветочных форм. Очертания узоров молитвенных ниш состоят из мощных прямых стеблей с растительными завитками наверху. Все пространство ниши занимает сплошной свободный растительный рисунок, повторяющий цветочную тему в исключительно разнообразных формах.

    Схематизация орнаментальных форм с течением времени проявляется с очевидностью при сравнении этой древней композиции с ковром XIX века того же происхождения и аналогичной тематики, в котором наблюдаются упадочные тенденции.

    В кайме беширских ковров для пола характерны многоугольники, часто четырехугольники с желтым перистым очертанием. Остальные тона — красный, синий и коричневый. Часто бывает, что фигуры зубчатого листа образуют крестообразные формы, заполняющие среднее поле беширских ковров.

    В таких случаях в центре среднего поля, а иногда и по его углам, располагаются восьмиугольники с желтым перистым очертанием. В остальной части доминируют красные, коричневые цвета, причем красный часто приближается к красно-розовому оттенку.

    ЭРСАРИНСКИЕ КОВРЫ

     

    В Эрсаринских коврах угадываются планы орошения при повторениях гелей своеобразной формы в горизонтальных и вертикальных направлениях. В гелях идут растительные формы обычно в диагональных направлениях расходятся ветви с трилистниками округлых очертаний. На этих фигурах видны полосатые изображения водных протоков, которые в эрсаринских коврах встречаются в большом разнообразии вариантов.

     

    Рисунки эрсаринских ковров имеют распространение и за рубежом, а именно в афганских коврах; иногда они настолько точно повторяют эрсаринские мотивы, что трудно от них отличимы.

    По своему колориту эрсаринские ковровые изделия следуют красно-коричневой гамме туркменских ковров, но в несколько более светлых тонах, чем текинские с их темной красной расцветкой.

    В этой группе мы обычно встречаем лишь постилочные ковры относительно большого размера. Почти не попадаются мелкие ковровые изделия в виде настенных мешков и т. д.

    ТЕМАТИЧЕСКИЕ КОВРЫ СОВЕТСКОГО ТУРКМЕНИСТАНА

    Советские тематические ковры производства Туркменской. ССР образуют особую группу, где современная тематика, трактованная по-новому, сочетается со старыми национальными орнаментальными формами, идя по пути создания искусства, социалистического по содержанию и национального по форме.

    В этой группе виднейшее место занимают ковры с портретами В. И. Ленина и И. В. Сталина.

    • Ковер с портретом товарища Сталина в форме генералиссимуса, на фоне Московского Кремля, в пышном обрамлении из советских эмблем, сплетающихся с туркменской орнаментикой, воспроизведен на вкладном листе. Это работа была выполнена Ашхабадской ковровой художественно-экспериментальной мастерской.
    • На другом рисунке товарищ Сталин изображен на фоне туркменского ковра. Широкая кайма заполнена рядом клейм с разнообразными картинами Ашхабадского конного пробега среди оригинально трактованных форм туркменского орнамента. Узкая кайма состоит из повторяющихся пятиконечных звезд. В ковре с портретом В. И. Ленина кайма занята туркменским орнаментом, связанным с советской эмблематикой.
    • Ковер с портретом Маяковского в окружении каймы из туркменских мотивов.
    • Портрет Анри Барбюса выполнен на туркменском ковре работы 1936 года.
    • На фрагменте каймы ковра с темами Ашхабадского конного пробега в крупном масштабе можно видеть фигуры, козликов в более реалистической трактовке, чем в коврах конца XIX и начала XX веков.

    КИРГИЗСКИЕ КОВРЫ

    Крайне интересны и красивы валяные киргизские ковры, или «кошмы». Техника их выполнения значительно проще и легче, чем ворсовых стриженых ковров.

    Наиболее совершенный технический прием в киргизских войлочных коврах — аппликация. На гладкий одноцветный фон кошмы накладывается орнамент, вырезанный из кошмы другого цвета, и затем нашивается обметкой по контуру наложенного орнамента. Иногда под накладным орнаментом фон вырезается, и орнамент вкладывается в вырезки и тоже обшивается по контуру.

    При более упрощенной технике во время процесса валяния войлока орнамент из цветной кошмы, наложенный на основной фон, «свойлачивают» вместе.

    При применении таких технологических приемов очертания орнаментальных форм по преимуществу имеют волнистый, криволинейный характер, и эта криволинейность типична для валяных ковров.

    Колорит киргизских ковров состоит из крайне ограниченного числа тонов, главным образом из красного, синего, желтого и белого цветов.

    Композиция ковров Киргизии состоит из крупных масс цвета и обладает простотой и ясностью художественного замысла, лаконизмом и очень своеобразной декоративностью плавно изгибающихся линий растительного орнамента.

    Киргизская войлочная кошма вся состоит из орнамента криволинейных очертаний, легко воспроизводимых в этой технике. Ее цвета — красный, синий и белый.

    Все центральное поле ковра занято различно расположенной орнаментальной формой в виде парных завитков. Парные завитки очень распространены в рисунках ковров Средней Азии и имеют различное, чаще растительное, значение.

    Между тем, нередко в литературе применяется упрощенное истолкование этой формы, и где бы она ни встречалась, ее неизменно называют «бараньими рогами». В данном случае в этой орнаментальной форме есть возвышение между двумя завитками, и орнамент изображает так называемый «процветший гриб».

    Другие виды парного завитка, тоже растительного происхождения, ясно видны в орнаменте киргизской «завески» входа в кибитку, причем даже на воспроизведении, где масштаб по сравнению с натурой уменьшен в 10—15 раз, все же можно различить асимметричное выполнение композиции. В валяной технике киргизской завески входа в кибитку ясно проступает растительная основа орнаментальных форм.

    В киргизских, так же как и в других среднеазиатских коврах, развертываются сложные повествования, каждый элемент орнамента имеет свое значение, идущее от реалистического отображения объектов окружающей человека действительности. Геометрический рисунок отнюдь не является отвлеченным узором, в его основе — смысловое содержание.

     

     

    Данный ковер соткан ткачами Туркменского племени «Эрсары».

    Первоначально «Эрсары» обитали на полуострове Мангышлак, на побережье Каспийского моря, но в течение XVIII века перебрались в район Бухарского эмирата и в северный Афганистан.

  • 320 000

    Огромный Новый Персидский Ковер Керман

    очень большой ковер тонкой вязки

    Размеры 3,86 на 2,87 метра

  • 45 000

    Традиционный афганский ковёр ручной работы «Эрсари» (Чуб-Баш)

    Традиционный афганский ковёр ручной работы «Эрсари» «Чуб-Баш»

    Ковёр изготовлен вручную из 100% шерсти. В производстве использовались только натуральные растительные красители.

    Размер: 1,51 х 1,01 м.

    Страна происхождения: Афганистан.

    Ковёр в идеальном состоянии